MortVirg
''Deep into a dying day
I took a step outside an innocent heart
Prepare to hate me, fall when I may
This night will hurt you like never before...

Last dance, first kiss
Your touch my bliss
Beauty always comes with dark thoughts...''







Ночь в изящном танце медленно скидывала на землю свои черные одежды, погружая пробуждающийся мир в сладкую тьму разврата. Молодой месяц таял в этой обманчивой ласке, вначале утопая в головокружительных поцелуях, а затем раскалываясь на серебряные осколки, когда тонкие пальцы ночи в нежном исступлении разрывали его бледный силуэт на неровные куски. Хрустальными звездами они летели к земле, разбиваясь о невидимые во мраке препятствия, словно опустошенные бокалы. Поглотив своего любовника, ночь соблазнительно разлеглась на черном небосводе, смотря на мир сверху вниз и ожидая новых жертв. Обнаженная рука элегантно свешивалась с дремлющих облаков, зовя к себе и предлагая забыться в вечном круговороте любви на воздушной перине, сотканной из невесомых нитей темноты...
Мелодичный стук каблуков раздавался в узком коридоре, где тьма нежно слизывала со стен любые проблески света, усыпляя горящие факелы сладостными поцелуями. Кокетливый смех женщины в ответ на лукавое замечание мужчины, томный ласковый шепот, низкий бархатный голос... Их шаги ускорились, приближаясь к плотно затворенным дверям, чьи черные силуэты мрачно поднимались к потолку. Даже тьма отступала перед их величием, открывая человеческим глазам двусмысленные узоры, выполненные дрожащей рукой архитектора. Зловещие черные фигуры переплетались с хрупкими белыми, что, извиваясь, протягивали руки к небу, а вокруг них, словно алые капли крови, сверкали драгоценные гранаты. Тьма не смела идти дальше и с тихим соблазнительным шепотом ложилась на пол, моля о том, чтобы ее пропустили в сладкую неизвестность, царящую за дверями, но ответом ей было молчание. Лишь хитрым теням позволялось переступать злосчастный порог вслед за своими хозяевами.
Двери величественно распахнулись, и мгновенно яркий свет озарил темный коридор, открывая дорогу в новый мир, откуда нежно лилась громкая музыка. Бокалы щедро наполнялись бесконечными потоками вина, сладкие ароматы духов, соскальзывая с изящно-изогнутых шей, страстно перемешивались в воздухе с прозрачным дымом от сигарет, платья ласково царапали пол, а их обворожительные хозяйки, сверкая красивыми глазами, садились на колени к господствующим в креслах мужчинам. В пламенном свете хрустальных люстр и колеблющихся свечей мелькали бесконечные лица, отражаясь в многочисленных зеркалах. Лестные улыбки женщин и довольные ухмылки мужчин. Чувственные губы, подчеркнутые ярко-красной помадой, безразличный пепел, лениво слетающий в хрупкую пепельницу, изящные руки, медленно скользящие по черной ткани фрака, и требовательный взгляд ждущих глаз. Мужчины и женщины кружили по мозаичному полу, соединяясь в страстном танце, высокие и низкие голоса шептали друг другу чарующие слова, цепкие пальцы жадно хватали изящные руки, облаченные в длинные перчатки, бесценные драгоценности украшали собой роскошные декольте, а черные цилиндры сверкали самозабвенным блеском в разноликой толпе. Стекла переполненных бокалов отражали чужие движения, искажая их до непристойных желаний каждого в этой комнате, а кроваво-красное вино игриво плескалось в ярком свете свечей...
Пара новоприбывших также ступила в огромную залу, где каждый гость был занят своим делом, но лишь тонкая тень женщины проскочила между створками дверей перед тем, как они захлопнулись. Мужчина едва заметно улыбнулся и, ревниво держа женщину за талию, направил ее на середину комнаты.
Гости забывались в бесконечных поцелуях и прикосновениях, отравляя свой разум грешными напитками и вдыхая ядовитый дым, витающий в воздухе. Пьянящие улыбки расцветали на женских лицах, зазывая и прося, мужские голоса нежно отвечали, в то время как сильные руки приказывали, скользя по хрупким обнаженным плечам. То и дело двери открывались и закрывались вновь, чтобы впустить новую пару или выпустить предыдущую. Поток гостей не угасал ни на секунду, и все они, в конце концов, удалялись, чтобы уединиться. В темном коридоре, стены которого были пронизаны едва заметными дверями, из каждой комнаты доносился тихий шепот. Ласковый смех, треск рвущейся ткани, шорох падающего на пол платья, вздох... Еще один... Длинные шелковые волосы бешеным вихрем рассыпались по подушке...
Но не всем было суждено уйти живыми с пира, устроенного ночью. Ее дети спустились с небес, чтобы утолить вечный голод, и теперь искусно танцевали, прижимая к себе партнера, едва слышно смеялись, страстно целовали в губы, забирая во тьму скрытых комнат, и утоляли там свою жажду. Тонкая тень девушки испуганно металась под ногами гостей, пока она, забыв обо всем, кружилась в танце с демоном, что, усмехаясь, целовал ее в шею, усыпляя. Открыто кокетничая, девушка шла вслед за ним по коридору, не подозревая ни о чем, а вскоре ее алая кровь медленно стекала с девственно-белоснежной простыни на пол.
Изящная женская рука безжизненно свесилась с кровати, и кровь продолжила тонкими струйками стекать по нежной коже. Вновь кто-то из них остался доволен, стирая с подбородка теплую кровь бледной ладонью.
Но охота продолжалась. Какими бы порочными ни были души людей, они напоминали души ангелов, ломать которые было сущим удовольствием для детей ночи. И демоны, и демонессы продолжали упиваться своим превосходством, наслаждаясь праздником плоти и крови. Людские тени, отчаянно метающиеся по стенам, заставляли их смеяться, а сладкая кровь вызывала наслаждение... Для приспешников дьявола эти души были так же светлы и невинны, как крохотное пламя свечи, окруженное ночным мраком, как хрупкие белые фигуры на орнаменте дверей, преследуемые черными силуэтами. Эти души звали их, дразня своей непорочностью, и больше всего детей ночи забавляло то, как уверенно люди играли с огнем, чувствуя себя властителями ситуации. Тем сладостнее было ломать их, бросая на кровать как сломанных кукол. И чем больше проливалось крови, тем сильнее становилась ночь... Казалось, она не кончится никогда...
В толпе приглашенных гостей с прозрачным бокалом, грациозно сжатым в бледной руке, стояла прекрасная женщина, чья изящная тень была потеряна многие столетия назад. Ее утонченное лицо не имело ни единого изъяна. Фиолетовые глаза с отблеском аметиста были нежно прикрыты, изысканная улыбка скрывалась на темных губах, в углу которых притаилась соблазнительная черная родинка, пушистые ресницы придавали взгляду оттенок загадочности. Черные завитые волосы, мягкие, словно шелк, ласково обрамляли лицо, а роскошная фигура была облачена в кроваво-черное платье. Ярко-красный корсет облегал тонкую талию, с длинной шеи спускалось дорогое рубиновое колье, красивые руки практически были облачены в кружевные черные перчатки, обрывающиеся у плеч, а пышный черный подол платья кокетливо спускался до самого пола. В ее мягких плавных движениях не было ничего хищного, однако кровавая жажда читалась именно в хитрых фиолетовых глазах, что незаметно наблюдали за своей жертвой.
Мужчина налил демонессе еще вина и под ее чарующим взглядом вернул ей обратно бокал. Женщина ласково ухмыльнулась человеку, читая его мысли, а затем своим прекрасным голосом поблагодарила его. Поднося бокал ко рту и пробуя вино на вкус, дочь ночи на время забыла о своей жертве, наблюдая за другим демоном в конце зала. Он величественно восседал в кресле, элегантно стряхивая пепел с папиросы, и сразу две девушки вились вокруг него. Обаятельное, но опасное лицо с острыми чертами, плавные соблазнительные движения... Он умело скрывал хищника, сидящего внутри, одаривая каждую из девушек мягкой хитрой улыбкой. Аристократическая бледность кожи идеально сочеталась с иссиня-черными волосами, спускающимися до плеч из-под высокого черного цилиндра. Черный плащ, в свете свечей игриво отливающий синим цветом, был небрежно накинут на плечи, а из-под него виднелась белая рубашка, идеально сидящая на своем господине. Белоснежное жабо украшало шею, белые перчатки облегали руки с длинными хваткими пальцами, а высокие черные сапоги завершали его изысканный костюм... Но, несмотря на умелую игру, даже отсюда демонесса видела скуку и усталость в пронзительных зеленых глазах. Демона не радовала теплая кровь, текущая в человеческих жилах...
Демонесса изящно повернула голову к своему собеседнику, отвечая на его вопрос. Затем она роскошно рассмеялась голосом, нежным, словно лепестки черных роз, и приблизилась к мужчине, даря ему сладкий поцелуй. Однако ничто не дрогнуло в ее сердце, обещая наслаждение от кровавого пира сегодня. Прикрыв глаза, женщина едва заметно положила нежную руку на шею мужчины, желая получить удовольствие, но невинная светлая душа все-таки не способна была подарить ей блаженство. Ей надоел белый цвет со всеми его оттенками, ей надоела игра в нежность, чтобы получить дешевую награду, которая лишь на короткий миг сладко щекотала язык, а затем мгновенно таяла... Ей хотелось черного вперемешку с синим... Но демонесса отбросила эту мысль и, прекратив поцелуй, ласковым движением головы позвала человека за собой. Она способна была убедить себя в том, что его ничтожная душа успокоит ее, вознаградив незабываемым наслаждением.
Двери закрылись за ними, погрузив мир во мрак. Темнота медленно ползла по каменным стенам, наблюдая за мужчиной и женщиной и ласково шепча им вслед... Демонесса изящно склонила голову, внимая чужим ласкам, проводя красными ногтями по подбородку мужчины, пока ее фиолетовые глаза искали пустую комнату...
Дверь громко захлопнулась вновь, повторяя закономерность злосчастного вечера, и демонесса уловила, как уверенные одинокие шаги направились к ним. Дочь ночи в замешательстве собиралась обернуться, но тут чьи-то сильные руки схватили ее жертву и с остервенением, словно грязного пса, кинули на пол. Послышался треск костей и глухой стон, когда человек испустил дух. Но демонесса уже не видела этого.
Те же сильные руки прижали ее к стене, и в ночи мелькнул иссиня-черный цилиндр. Пронзительные зеленые глаза уверенно смотрели в фиолетовые, и именно в этот миг она четко поняла, как жаждала его прикосновения...
- Ты будешь моим ангелом сегодня, - твердо произнес соблазнительный мужской голос, не терпящий возражений.






''I wish I had an angel
For one moment of love
I wish I had your angel
Your Virgin Mary undone
I’m in love with my lust
Burning angel wings to dust
I wish I had your angel tonight''

@музыка: Nightwish - Passion And The Opera, Wish I Had An Angel

@темы: мое творчество, не очень старое