22:29 

Недостойное названия)

MortVirg
Kiss while your lips are still red
While he’s still silent
Rest while bossom is still untouched, unveiled
Hold another hand while the hand’s still without a tool
Drown into eyes while they’re still blind
Love while the night still hides the withering down...



Храмовый сад вновь был покрыт нежным покровом тьмы, слабо разбавленным серебряным сиянием луны, и лишь пение ночных птиц мелодично нарушало тишину, царящую вокруг. Нефера сидела на траве, уже долгое время ожидая Сэнека. Он предупреждал девушку, что может не явиться сегодня, однако молодая жрица с надеждой продолжала ждать возлюбленного. Ее прелестное лицо, что с недавних пор лишь расцветало с каждым днем, было поддернуто прекрасным румянцем, а большие красивые глаза все еще были полны любопытства и жизнерадостности. Где-то глубоко в их зеленых недрах затаилась детская невинность, которую никоим образом нельзя было изгнать из души Неферы. Аккуратные черные волосы ниспадали до плеч и часто лезли в глаза, а хрупкую фигурку, как всегда, облегало короткое платье из белого льна, что теперь сидело на ней еще более женственно. Но красоту жрицы скрывала изящная накидка из темно-красной ткани, в которую девушка закуталась, чтобы согреться. Дар от бога, которого она любила, и который любил ее... Этот символичный подарок всегда согревал ее и защищал по ночам, напоминая об их первой встрече...
Зеленые глаза Неферы без устали смотрели на горизонт, желая поскорее заметить в темном небе летящую точку. Вскоре она приняла бы очертания божественного сокола с золотисто-красным оперением, и прекрасная птица, опустившись на землю, тут же превратилась бы в любимого мужчину. Нефера очень надеялась, что все именно так и произойдет, ведь ночь, проведенная без Сэнека, как правило, была бессонной. Она всегда ждала его, до самого рассвета, а затем невольно глаза ее слипались, пока жрецы на ранней заре возносили почести богу и отдавали ему дары. Для Неферы бог был настоящим, материальным существом с телом и душой, который практически всегда был рядом. И она засыпала, лишь чувствуя его ладонь в своей, слыша его дыхание и стук его сердца... Да, он дышал, двигался и жил, ради нее, потому для девушки жрецы не имели никакого значения, хоть она и покорялась им внешне. В глубине души она знала, что им никогда не добиться того, чего добилась она. Бог навещал ее из-за любви к своей жрице и каждый раз дарил свое благословение. И сейчас она продолжала ждать его, веря в то, что он придет.
Внезапно от созерцания ночного неба девушку отвлекло хриплое мяуканье котенка где-то в темноте. Нефера удивленно обернулась, не узнавая этот голос. Она всегда могла определить, кто из храмовых кошек разговаривает с ней, но этот жалкий звук лишь отдаленно напоминал собой мяуканье. Не успела она начать поиски, как Мемфис сам подбежал к ней, слабо волоча за собой хвост. В нем не осталось ни капли его обычной жизнерадостности, что так прекрасно сочеталась с характером самой девушки, потому жрица ужаснулась. Она сразу заметила, что что-то не так, испугавшись, и мгновенно взяла котенка на руки. Тот вновь хрипло мяукнул, словно молил о помощи. Его черная шерсть облысела в каких-то местах и, когда Нефера убрала от него свои ладони, осталась на ее коже. Зеленые глаза девушки распахнулись от непонимания, она тут же поспешно прижала котенка к себе, несмотря на тот ужас, что происходил с ним, а он слабо утыкался ей в живот, хрипя. Жрица прекрасно помнила, что несколько часов назад видела его в прекрасном состоянии, когда тот играл с другими котятами. Нефера аккуратно принялась гладить его, чувствуя, как тело Мемфиса пробивает озноб, а комки черной шерсти по-прежнему оставались у нее на руках. Словно завороженная, девушка смотрела в одну точку, постепенно более-менее успокаиваясь, ощущая, что котенок практически затих у нее на руках, словно согрелся.
Тут в глубине сада раздался еще один хриплый кошачий крик. Это был уже взрослый кот, но и его Нефера узнать не смогла. Она позвала кошек так, словно обещала им еду, и из кустарника выбежало сразу двое. Серенькая изящная Мутнеферт и один из самых больших котов - Фараон. Но в их движениях также присутствовали какие-то сломанные черты, и девушка в беспокойстве взглянула на них, как только кошки приблизились. Мутнеферт нервно потерлась боком о мантию Неферы, слабо взмахнув хвостом, а Фараон прилег на траву с низко опущенной головой и высунутым языком. Он часто дышал, как собака. Вновь страх пронзил зеленые глаза девушки. Видя, как плохо Фараону, она приблизилась к нему, не отпуская при этом тихого Мемфиса, и погладила взрослого кота по голове. Нефера боялась, что причиняет ему боль, но, несмотря на плохое самочувствие, кот потянулся к ней, слабо потершись головой об протянутую ладонь. Это стоило Фараону каких-то усилий, он чах прямо на глазах. Аккуратно девушка взяла его в руки, чтобы положить ближе к себе, на красную ткань, которую до этого она поспешно расстелила на земле. Кот слабо прижался дрожащим боком к девушке, когда та легла на постеленную материю, что способна была защитить от холода земли. Мемфиса Нефера положила у своей груди, казалось, на нем уже осталась лишь половина всей шерсти, настолько маленьким и худым стал котенок в одночасье. Мутнеферт, в волнении крутившаяся вокруг, тут же оказалась рядом со жрицей, ее мурлыканье сбилось на болезненный хрип, который бесконечно вырывался из ее горла, как ни пыталась девушка ее успокоить. Серая кошка без конца бегала по земле, иногда наступая на остальных, а ее большие желтые глаза расширились от непонятного ужаса. Нефера даже поймать ее не могла, но в какой-то момент кошка сама упала на накидку, словно ноги ее внезапно подкосились. Девушка притянула ее к себе и принялась шептать успокаивающие слова священным животным, убеждая их, что все будет хорошо. В своей доброте она накрыла их сгорбившиеся силуэты теплой тканью и сама свернулась клубочком подле них.
Мемфис молчал, но тело его продолжало изредка дергаться в крохотных судорогах. Фараон дрожал, и теперь его темная шерсть оседала на белое платье Неферы. Мутнеферт хрипло мурлыкала, задыхаясь и изредка давясь воздухом. Нефера тихо лежала рядом с ними, не двигаясь, лишь ее рука аккуратно касалась шкуры Мемфиса... Постепенно все больше кошек собиралось вокруг. Приходя и хрипло мяукая, они то ложились на траву, кашляя, то залезали под красную ткань к Нефере, чтобы прижаться к ней. Все вокруг было в кошачьей шерсти, слабом мяуканье и непонятном запахе. Но Нефера принимала каждую новую кошку, обнимая ее и даря ей свое тепло. Все это были ее маленькие друзья, которые точно так же грели ее, когда она только пришла в этот храм, одинокая и всеми покинутая... Она не была готова бросить их, ее желанием было помочь бедным животным, и девушка была уверена, что к утру все пройдет.
- Все хорошо, - тихо прошептала она. - Тихо... Просто потерпите. Я рядом.
Кошачий мор витал вокруг них невидимой тенью, оседая и на силуэт девушки, несмотря на то, что она всего лишь пыталась согреть кошек... Глаза ее вскоре закрылись, унося Неферу в мир вечных сновидений...
А Сэнек так и не прилетел на рассвете...

@музыка: Nightwish - While your lips are still red

@темы: мое творчество, не очень старое

URL
   

Что-то из моей безумной головы

главная